Куликовская битва

Дата события 08.09.1380
Утверждено 10.11.2015
Область Оружие
Место Тульская область
Эпоха Древняя Русь
Внесено в Изборский холм 08.08.2013

Похожие земли

Магадан воспет как печально знаменитая «столица Колымского края». Миллионы жизней перемололи жернова смерти колымских лагерей: до 1957 года на Колыму и Чукотку было доставлено более 2 миллионов заключенных, погибшими в лагерях признано 120 –130 тысяч, расстреляно около 10 тысяч человек0
Далее
Спасский женский монастырь расположен близ села Костомарово. Главной достопримечательностью обители являются уникальные пещерные храмы, находящиеся в толще меловой горы. О времени их создания не сохранилось никаких письменных свидетельств. 0
Далее

 

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА

Величайшее в русской истории сражение произошло 8 сентября 1380 года (6888 году от сотворения мира) на Куликовом поле, в междуречье рек Дона, Непрядвы и Красивой Мечи. В кровопролитном сражении сошлись объединенные силы русских княжеств под предводительством московского князя Дмитрия Ивановича и ордынское войско,военноначальника и фактического главы Орды, Мамая, усиленное наемниками из Италии, Кавказа, Литвы. Это было самое большое противостояние русских войск Орде. Великий русский святой Сергий Радонежский, прекрасно понимая историческую важность битвы, благословил на нее князя Дмитрия. И послал ему в войско двух монахов-воинов, Пересвета и Ослябю, как символ праведности сражения. В битве сошлись огромные силы. Русские летописи приводят разные данные, но все они впечатляют: Летописная «Повесть о Куликовской битве» — 100 тысяч воинов Московского княжества и 50-100 тысяч воинов союзников, «Сказание о Мамаевом побоище», написанное также на основе исторического источника — 260 тысяч или 303 тысяч, Никоновская летопись — 400 тысяч. Понятно, что такие цифры несколько преувеличены, но все равно порядок впечатляет. Также на помощь Москве пришли значительные силы из Великого княжества Литовского, в котором значительную роль играли именно русские князья Полоцка, Брянска, Смоленска, Друцка, Дорогобужа, Тарусы. Прибыли войска из Суздальского, Тверского и Смоленского великих княжеств, белозёрских, ярославских и ростовских князей. По сообщению Московского летописного свода конца XV века, Мамай шел: «съвсъми князи Ординьскими и со всею силою Татарьскою и Половецкою. Еще же к тому понаимовалъ рати, Бесермены и Армены, Фрязы и Черкасы и Буртасы, с нимъ же вкупъвъединои мысли и князь велики ЛитовъскыиЯгаилоОлгердовичь со всею силою Литовъскою и Лятьскою, с ними же въединачествъ и князь ОлегъИвановичьРязанъскыи». Вечером 7 сентября русские войска были выстроены в боевые порядки. Большой полк и весь двор московского князя встали в центре. Ими командовал московский окольничий Тимофей Вельяминов. На флангах стали полк правой руки под командованием литовского князя Андрея Ольгердовича и полк левой руки князей Василия Ярославского и Феодора Моложского. Впереди перед Большим полком стал сторожевой полк князей Симеона Оболенского и Иоанна Тарусского. В дубраву вверх по Дону был поставлен засадный полк во главе с Владимиром Андреевичем и Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским. Битва началась с поединка перед всем войском ордынского богатыря Челубеяс иноком, посланцем Сергия Радонежского, Александром Пересветом. Оба пали мёртвыми, однако победа осталась за Пересветом, которого конь смог довезти до русских войск, в то время как Челубей оказался выбитым из седла. Дальше началась кровавая битва. Сам князь Дмитрий Иванович встал в ряды Большого полка, поменявшись одеждой и конём с московским боярином Михаилом Андреевичем Бренком, который затем сражался и принял смерть под знаменем великого князя. «Сила велика татарская борзо с шоломянигрядуще и ту пакы, не поступающе, сташа, ибо несть места, где им разступитися; и такосташа, копиазакладше, стена у стены, каждо их на плещи предних своих имуще, предниекраче, а задние должае. А князь великитакоже с великою своею силою русскою з другого шоломянипоидепротиву им». Бой в центре был затяжной и долгий. Летописцы указывали, что кони уже не могли не ступать по трупам, так как не было чистого места. «Пешаарусскаавеликаа рать, аки древеса сломишися и, аки сено посечено, лежаху, и бевидети страшно зело…». Основной удар татары направили на русский полк левой руки, он не удержался и побежал к Непрядве, татары преследовали его, возникла угроза тылу русского Большого полка, наши боевые порядки окончательно перемешались. Владимир Андреевич, командовавший засадным полком, предлагал нанести удар раньше, но воевода Боброк удерживал его, а когда татары прорвались к реке и подставили засадному полку тыл, приказал вступить в бой. Удар конницы из засады с тыла на основные силы монголов стал решающим. Монгольская конница была загнана в реку и там перебита. Одновременно перешли в наступление полки Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Татары обратились в бегство. Мамай, наблюдавший издали за ходом сражения, бежал с малыми силами, как только засадный полк русских вступил в бой. Засадный полк преследовал татар до реки Красивой Мечи 50 вёрст, «избив» их «бесчисленное множество». Вернувшись из погони, Владимир Андреевич стал собирать войско. Сам великий князь Дмитрий Иванович был контужен и сбит с коня, но смог добраться до леса, где и был найден после битвы в бессознательном состоянии. Вероятно, летописцы сильно преувеличивают число погибших ордынцев, доводя их до 800 тысяч. Великое средневековое произведение русской литературы «Задонщина» говорит о бегстве Мамая сам-девять в Крым, то есть о гибели 8/9 всего войска в битве. Русские войска также понесли огромные потери. Московский боярин Михаил Александрович сделал печальный доклад о гибели около 500 бояр (40 московских, 40-50 серпуховских, 20 коломенских, 20 переяславских, 25 костромских, 35 владимирских, 50 суздальских, 50 нижегородских, 40 муромских, 30-34 ростовских, 20-23 дмитровских, 60-70 можайских, 30-60 звенигородских, 15 углицких, 20 галицких, 13-30 новгородских, 30 литовских, 70 рязанских). Также он сообщил - «а молодым людям (младшим дружинникам) и счёта нет; но только знаем, погибло у нас дружины всей 253 тысячи, а осталось у нас дружины 50 (40) тысяч». Русская Православная Церковь узаконила совершать по убиенным поминовение в Дмитриеву родительскую субботу, «пока стоит Россия», а отмечать годовщину битвы - 21 сентября, потому как в этот день празднуется Рождество Пресвятой Богородицы — по старому стилю именно 8 сентября (день битвы в XIV веке по Юлианскому календарю). В 1850 году на Куликовом поле, по инициативе первого исследователя великой битвы обер-прокурора Священного Синода С. Д. Нечаева, был поставлен и торжественно открыт памятник-колонна, изготовленный на заводе Ч. Берда по проекту А. П. Брюллова. Это сражение стало одним из важнейших событий, которые до сих пор определяют сознание русского человека, его понимание истории и судьбы народа, Руси-России.

Александр Блок

На поле Куликовом

Река раскинулась. Течет, грустит лениво

И моет берега.

Над скудной глиной желтого обрыва

В степи грустят стога.

О, Русь моя! Жена моя!

До боли Нам ясен долгий путь!

Наш путь - стрелой татарской древней воли

Пронзил нам грудь.

Наш путь - степной, наш путь - в тоске безбрежной -

В твоей тоске, о, Русь!

И даже мглы - ночной и зарубежной -

Я не боюсь.

Пусть ночь.

Домчимся.

Озарим кострами

Степную даль.

В степном дыму блеснет святое знамя

И ханской сабли сталь...

И вечный бой!

Покой нам только снится

Сквозь кровь и пыль...

Летит, летит степная кобылица

И мнет ковыль...

И нет конца! Мелькают версты, кручи...

Останови!

Идут, идут испуганные тучи,

Закат в крови!

Закат в крови!

Из сердца кровь струится!

Плачь, сердце, плачь...

Покоя нет!

Степная кобылица

Несется вскачь!

7 июня 1908

Мы, сам-друг, над степью в полночь стали:

Не вернуться, не взглянуть назад.

За Непрядвой лебеди кричали,

И опять, опять они кричат...

На пути - горючий белый камень.

За рекой - поганая орда.

Светлый стяг над нашими полками

Не взыграет больше никогда.

И, к земле склонившись головою,

Говорит мне друг:

"Остри свой меч,

Чтоб недаром биться с татарвою,

За святое дело мертвым лечь!

" Я - не первый воин, не последний,

Долго будет родина больна.

Помяни ж за раннею обедней

Мила друга, светлая жена!

8 июня 1908

 В ночь, когда Мамай залег с ордою

Степи и мосты, В

темном поле были мы с Тобою,

- Разве знала Ты?

Перед Доном темным и зловещим,

Средь ночных полей,

Слышал я Твой голос сердцем вещим

В криках лебедей.

С полуночи тучей возносилась

Княжеская рать,

И вдали, вдали о стремя билась,

Голосила мать.

И, чертя круги, ночные птицы

Реяли вдали.

А над Русью тихие зарницы

Князя стерегли.

Орлий клёкот над татарским станом

Угрожал бедой,

А Непрядва убралась туманом,

Что княжна фатой.

И с туманом над Непрядвой спящей,

Прямо на меня 

Ты сошла, в одежде свет струящей,

Не спугнув коня.

Серебром волны блеснула другу

На стальном мече,

Освежила пыльную кольчугу

На моем плече.

И когда, наутро, тучей черной

Двинулась орда,

Был в щите Твой лик нерукотворный

Светел навсегда. 

4 июня 1908

Опять с вековою тоскою

Пригнулись к земле ковыли.

Опять за туманной рекою

Ты кличешь меня издали...

Умчались, пропали без вести

Степных кобылиц табуны,

Развязаны дикие страсти

Под игом ущербной луны.

И я с вековою тоскою,

Как волк под ущербной луной,

Не знаю, что делать с собою,

Куда мне лететь за тобой!

Я слушаю рокоты сечи

И трубные крики татар,

Я вижу над Русью далече

Широкий и тихий пожар.

Объятый тоскою могучей,

Я рыщу на белом коне...

Встречаются вольные тучи

Во мглистой ночной вышине.

Вздымаются светлые мысли

В растерзанном сердце моем,

И падают светлые мысли,

Сожженные темным огнем...

"Явись, мое дивное диво!

Быть светлым меня научи!

" Вздымается конская грива...

За ветром взывают мечи... 

31 июля 1908

И мглою бед неотразимых

Грядущий день заволокло. Вл. Соловьев

Опять над полем Куликовым

Взошла и расточилась мгла,

И, словно облаком суровым,

Грядущий день заволокла.

За тишиною непробудной,

За разливающейся мглой

Не слышно грома битвы чудной,

Не видно молньи боевой.

Но узнаю тебя, начало

Высоких и мятежных дней!

Над вражьим станом, как бывало,

И плеск и трубы лебедей.

Не может сердце жить покоем,

Недаром тучи собрались.

Доспех тяжел, как перед боем.

Теперь твой час настал.-

Молись!

23 декабря 1908 года.

Комментарии ‘0

Для отправки комментариев необходимо авторизоваться