Статьи «МНОГО ВАС НА МОЕМ ВЕКУ БЫЛО. А БОГ У МЕНЯ – ОДИН»

Памяти Петра Георгиевича Корнева, врача блокадного Ленинграда

Протодиакон Владимир Василик

Петр Георгиевич КорневПетр Георгиевич Корнев

В этом году мы отмечаем скорбную дату начала Ленинградской блокады. Подобает почтить поминовением и добрым словом всех, кто участвовал в Ленинградской битве – и вождей, и воинов, и тружеников города-фронта. И среди них – людей в белых халатах, которые в экстремальных условиях совершали невозможное: возвращали в строй до 80 % раненых и больных. Среди них особое место занимает великий русский советский хирург Петр Георгиевич Корнев – основоположник отечественной школы лечения внелегочного туберкулеза.

Люди в белых халатах совершали невозможное: возвращали в строй до 80 % раненых и больных

Он родился в 1883 году в семье учителя. Окончил Московский университет в 1908 году, где прошел серьезную школу. Мастерство хирурга и опыт научной работы он познал в факультетской клинике Санкт-Петербургского женского медицинского института у профессора Г.Ф. Цейдлера, которого называл своим учителем и высоко чтил.

В тридцатилетнем возрасте он получил «нобелевскую премию» – 700 рублей золотом от г-жи М.Л. Нобель, чтобы иметь возможность стажироваться в Берлине. Но стажировка скоро прервалась – началась война.

В годы Первой мировой войны Петр Георгиевич работал старшим хирургом и хирургом-консультантом в госпиталях «Союза городов» и имел звание полковника медицинской службы. Не без колебаний, но Петр Георгиевич принял советскую власть и стал работать в новых условиях, сделав очень много полезного для Ленинграда и страны в целом. В 1919 году по его инициативе решением Петроградского губернского здравотдела была открыта санаторно-хирургическая клиническая больница для больных туберкулезом костей и суставов, а сам Корнев назначен главным врачом больницы. В сентябре 1930 года распоряжением Ленинградского областного здравотдела клиническая больница была реорганизована в Ленинградский НИИ хирургического туберкулеза.

Петр Георгиевич КорневПетр Георгиевич КорневНекоторые страницы жизни Петра Георгиевича Корнева открываются только сейчас. Коренной житель Сестрорецка и многолетний читатель «Санкт-Петербургских ведомостей» Лев Васильевич Кулагин прислал в редакцию благодарность врачу. В этом не было бы ничего необычного, если бы не время, когда состоялась операция, и имя хирурга. А произошло это более восьмидесяти лет назад. Оперировал и лечил десятилетнего мальчика Петр Георгиевич Корнев, возглавлявший в то время Ленинградский институт хирургического туберкулеза и костно-суставных заболеваний. Не случись этой операции, разве смог бы Лева Кулагин пережить спешную эвакуацию из Сестрорецка, когда началась война с финнами, а потом и блокаду Ленинграда!

«Несчастье со мной произошло в шестилетнем возрасте, – рассказывает Лев Васильевич. – Купались с ребятами в Финском заливе, и я упал на камень. Принесли меня домой на руках. Отлежался – вроде бы прошло. А потом стала болеть нога. Не сразу поняли, что со мной. А Петр Георгиевич определил: костный туберкулез. На лечение ушел год. В блокаду я потерял отца – умер от голода. Пришлось мне начать самостоятельную жизнь. Рано пошел работать – шоферил. Всю Россию до Урала объездил».

И всем этим Лев Васильевич Кулагин, который недавно отпраздновал свое девяностолетие, обязан Петру Георгиевичу.

Все время блокады Петр Георгиевич Корнев самоотверженно трудился в Ленинграде, не покидая его ни на один день. Петру Георгиевичу дважды предлагали эвакуироваться на Большую землю – и дважды он отказывался. В тех страшных условиях это равнялось воинскому подвигу. Целые дни он простаивал у операционного стола, возвращая жизнь и здоровье бойцам Ленинградского фронта и гражданам города на Неве. В своей хирургической работе Петр Георгиевич использовал передовые по тому времени методы: например, артротомию – вскрытие сустава. Артротомия использовалась как при раннем заражении сустава, так и при более позднем его инфицировании, в случае значительных местных воспалительных изменений и скопления гноя в полости сустава. Цель атротомии – дать гною широкий выход наружу и устранить его задержку.

Петру Георгиевичу дважды предлагали эвакуироваться на Большую землю – и дважды он отказывался

Отметим, что этот метод во многом явился результатов его довоенных разработок – работы с больными костным туберкулезом и операций на суставах, пораженных туберкулезом. Оперируя их, Петр Георгиевич весьма рисковал. В московской школе лечения внелегочного туберкулеза, которую возглавлял Тимофей Петрович Краснобаев, сложилось мнение, что подобные больные не операбельны: суставы оперировать нельзя, иначе инфекция, дескать, пойдет дальше. Однако ради блага пациентов П.Г. Корнев не посчитался ни с мнением весьма влиятельных коллег, ни с возможными рисками для своей карьеры, и его дерзание себя оправдало: больные стали возвращаться к нормальной жизни и даже, в ряде случаев, – к трудовой деятельности.

Помимо операций он, естественно, принимал участие в обходах, консультациях, врачебных конференциях, что, казалось бы, должно было съедать все время. Но при этом в тяжелых условиях блокадного Ленинграда он находил возможность писать, делиться своим опытом с тысячами читателей. Плодом его трудов, в частности, стала классическая монография «Лечение огнестрельных ранений конечностей», вышедшей в блокадном Ленинграде в 1943 году. В ней он дает описание целого ряда своих изобретений.

Во-первых, это лечение ран углегипсом. Для лечения огнестрельных ран П.Г. Корнев использовал мешочки-подушки, наполненные смесью равных по объему частей порошков древесного угля и гипса. В этом методе привлекала, прежде всего, его простота и дешевизна. Древесный уголь готовился точно так же, как для самовара, в «тушилке» – ведре с крышкой. Эту смесь надлежало прокалить до искр на плите и хранить в банке с плотно притертой пробкой. Этот метод обладал целым рядом неоценимых преимуществ.

Древесный уголь для углегипса готовился точно так же, как для самовара, – в «тушилке»

  • Во-первых, простота изготовления и применения.
  • Во-вторых, его доступность и экономичность: он с успехом заменял дефицитный лигнин, вату и марлю, относительно которых существовал режим строгой экономии.
  • В-третьих, следует отметить целебное воздействие углегипса на гнойную рану в зависимости от равномерного и длительного всасывания отделяемого и очищения загрязненной раны.

По словам П.Г. Корнева, сущность полезного воздействия углегипса состоит в удачном сочетании его физических и химических свойств. Дело в том, что основным физическим свойством углегипса является способность к равномерному и длительному всасыванию, связанная с гигроскопическими свойствами порошка гипса, а также с сильной поглощающей способностью древесного угля, который, к тому же, разделяет частицы гипса и блокирует его затвердение. Химические свойства смеси, связанные с сернокислым кальцием, также, по словам П.Г. Корнева, оказывают благотворное воздействие на рану, а именно – резко уменьшается гнилостное разложение, пропадает запах, раны очищаются быстрее, а вялые грануляции оживляются.

Этот небольшой пример показывает, насколько хорошо Петр Георгиевич не только знал законы химии и физики, но и умел применять свои знания практически, при этом – в экстремальных условиях.

Следующий метод, изобретенный П.Г. Корневым – иодоформ-вазолевая тампонада, с успехом применявшаяся для очищения ран. Рецепт ее выглядел следующим образом: делалась вазолевая паста (вазелин густой – 2 части, масло растительное (льняное, касторовое и т.д.) – 1 часть), которая подогревалась, и к ней добавлялся йодоформ в порошке в соотношении 1:10. Затем тампоны пропитывались теплой взвесью, получавшейся при размешивании. При накладывании тампонов на раны отторгались все омертвевшие, нежизнеспособные ткани, что способствовало ее скорейшему заживлению.

Еще один важный метод П.Г. Корнева – глухие гипсовые повязки, весьма эффективные при более чистых сквозных ранениях без признаков острого воспаления или при широко открытых ранах без глубоких карманов и загрязнений. Их применяли и в других случаях, но после серьезной хирургической обработки.

П.Г. Корнев был также председателем комитета по изучению огнестрельного остеомиелита. Комитет действовал успешно, и во многом это было связно с личностью его председателя, который положил жизнь на исследование болезней опорно-двигательного аппарата и часть своего огромного опыта изложил в упомянутой выше книге «Лечение огнестрельных ранений».

О деятельности Петра Георгиевича Корнева с благодарностью вспоминала бывшая санитарка госпиталя № 1359:

«Постоянным консультантом госпиталя был профессор Петр Георгиевич Корнев, директор расположенного неподалеку Ленинградского научно-исследовательского института хирургического туберкулеза (ЛИХТ).

Петр Георгиевич бывал в госпитале каждую неделю, иногда чаще. Помимо разбора сложных больных и проведения оперативных вмешательств, он систематически занимался с врачами. Кроме того, Петр Георгиевич обучал медицинских сестер и санитаров технике гипсования, правилам ухода за тяжелыми больными, вникая во все вопросы лечения раненых.

Помню, как Петр Георгиевич научил меня приготавливать углегипс для лечения ран. Я принесла из дома ступку, в которой измельчала древесный уголь, затем просеивала его через тонкое сито, смешивала в равных по объему частях с гипсом, после чего всю массу прокаливала на противне до огненного сияния угольков, чем достигалась полная сухость и стерильность углегипса. В течение одного дня при перевязках все изготовленное расходовалось. Но Петр Георгиевич так объяснил мне необходимость этого препарата, что я все делала строго по рецепту и с чувством гордости за выполнение задания профессора.

Углегипсом тогда очень хорошо лечили раны, особенно гнойные, цинготные язвы, ожоги. Петра Георгиевича отличала высокая требовательность к себе, окружающим, академичность».

Однако главным местом его работы был ЛИХТ – Ленинградский институт хирургического туберкулеза. Его сотрудники тяжело страдали от голода: многих спасала только больничная койка на 2–3 недели, а потом – снова за работу. Тяжело было без воды. Выручила память Петра Георгиевича: он вспомнил, где на территории Института до войны находился колодец. Его вновь отрыли и стали качать из него воду, а затем ведрами, цепочкой, стали передавать на верхние этажи. Все поражались чистоте института в тех тяжелых условиях.

Врачи страдали от голода: многих спасала только больничная койка на 2–3 недели, а потом – снова за работу

За самоотверженный труд в дни блокады Петр Георгиевич Корнев был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Трудового Красного Знамени, медалями «За оборону Ленинграда», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Он имел звание заслуженного деятеля науки, лауреата Ленинской и Государственной премий, академика АМН СССР. За монографию «Костно-суставной туберкулез» в 1951 году он получил Сталинскую премию. Всего им было написано 200 работ, каждая из которых – шедевр в своем роде.

Под конец скажем главное: Петр Георгиевич был глубоко верующим человеком. В 1963 году, в разгар хрущовских гонений на Церковь, отмечалось его 80-летие. К нему приехала съемочная группа из «Ленфильма» с заданием снять о нем документальную картину, в том числе в интерьере его квартиры. Войдя в кабинет маститого профессора, киношники обомлели: из старинных киотов на них смотрели лики святых. Оператор запаниковал:

– Петр Георгиевич, извините, но иконы надо снять.

На лице прославленного хирурга появилось искреннее недоумение:

– Что? Извините, я вас не понял. Потрудитесь выразиться определенней.

– На время съемок иконы надо снять. Иначе картину не пропустят.

И тогда Петр Георгиевич ответил:

– Знаете, много вас на моем веку было. А Бог у меня – один. Ничего снимать я не буду. Выходите из положения, как знаете. Не будете снимать – не надо.

«Иконы снимать не буду. Выходите из положения, как знаете», – сказал Петр Георгиевич

Киношники помялись: уехать ни с чем нельзя, будет скандал. Решили все-таки снимать, но так, чтобы иконы не попали в кадр. Поэтому в кинокартине получился весьма странный фон: почти все в квартире снималось на уровне … стола.

И второй эпизод. Моя мама, заслуженный врач Галина Георгиевна Василик, работала в конце шестидесятых – начале семидесятых годов ХХ века в ЛИХТе. Петр Георгиевич был ее учителем. Она часто навещала его, особенно когда он стал отходить от дел. Однажды он ей слегка попенял:

– Что же ты вчера не зашла?

Она ответила:

– Простите, Петр Георгиевич, поздно кончилось дежурство, боялась вас обеспокоить.

И мама услышала неожиданное:

– Бога надо бояться.

Она посмотрела на Петра Георгиевича с недоумением:

– Как это так? Бога надо почитать, благоговеть. А бояться? Он же добрый.

Петр Георгиевич устало махнул рукой:

– Ничего ты не понимаешь. Надо бояться оскорбить Его величие.

Петр Георгиевич Корнев скончался в 1974 году. Похоронен на Богословском кладбище в Санкт-Петербурге.

Царствие небесное, вечный покой и вечная память – ему и его праведным делам.

Протодиакон Владимир Василик

8 сентября 2021 г.

Источники и ссылки

Комментарии ‘0

Для отправки комментариев необходимо авторизоваться