Статьи «Лиля Брик на мосту лежит, разутюженная машинами»…

«Лиля Брик на мосту лежит, разутюженная машинами»…

В апреле 2019 года издательство «Молодая гвардия» выпустило новую книгу писательницы Алисы Ганиевой.

Ганиева родилась в Дагестане, откуда после окончания школы уехала в Москву. В столице закончила отделение литературной критики в Литературном институте имени Горького и начала печататься в журналах, а потом дебютировала первой повестью «Салам тебе, Далгат».

Повесть увидела свет под мужским псевдонимом «Гулла Хирачев», снискала большой читательский интерес и была удостоена литературной премии «Дебют». Во время вручения церемонии награждения, состоявшейся 14 декабря 2009 года, стало известно, что написала повесть молодая выпускница.

После столь оглушительного триумфа, Алиса выпустила уже одноименный сборник повестей, а спустя два года роман предостережение, роман о возможном будущем «Праздничная гора». На примере родного Дагестана Алиса Ганиева показывает всем горячим головам, что может принести как России, так и Кавказским республикам размежевание друг с другом. После «Праздничной горы» вышло еще два романа, «Жених и невеста» и «Оскорбленные чувства», которые заставляют читателя задуматься о прошлом, настоящем и будущем нашей страны.

В 2019 году А. Ганиева впервые попробовала себя в биографическом жанре. «Лиля Брик. Ее лиличество Брик на фоне люциферова века» - это  не просто биография роковой женщины, но еще и исторический путеводитель по ХХ веку. За несколько месяцев книга снискала большой читательский интерес. Уже в июне того же года она была презентована на книжном фестивале «Красная площадь», а затем в Московском доме книги на новом Арбате, Торговом доме Москва, и, наконец, на Международной выставке ярмарке, проходившей в сентябре на ВДНХ.

Как это часто происходит, заслуженная и справедливая популярность вызывает зависть и ревность в своей среде. Произошло так и в этот раз, спустя почти год с лишним журнал «Звезда» напечатал пасквиль, по недоразумению названный рецензией, за авторством Олега Демидова. Поэта, литературного критика, но автора всего одной книги, «Анатолий Мариенгоф: первый денди страны советов». Практически в каждом абзаце текста присутствует  передергивание фактов, поэтому и разбирать его буду по абзацам.

«Биография Лили Брик получилась скандальной. - Иначе и быть не могло: уж больно хара́ктерная героиня, да и автор(ша) от нее не отстает, -. Но боюсь, что, кроме громкой публикации сальных отрывков в дружественных СМИ и ряда закономерно отрицательных и порой крикливых рецензий, ничего хорошего из этой истории так и не получилось.

«Лиля Брик на мосту лежит, разутюженная машинами»…

С первых же строчек, как мы видим, господин Демидов начинает переходить на личность Ганиевой и примешивает к ее труду мифическую скандальность. На деле никакой скандальности в тексте книги не обнаруживается. Она построена исключительно на фактах и содержит большое количество информации из самых разных источников. Более того, Ганиева делает срез эпохи, разбирая некоторые устоявшиеся исторические мифы. Например, описывая постреволюционную сексуальную революцию, Алиса Ганиева касается известного исторического фейка, согласно которому в принятом в 1918 году уставе Российского коммунистического союза молодежи, существовал следующий параграф, изъятый оттуда только во второй редакции 1929 года: «Каждая комсомолка обязана отдаться любому комсомольцу по первому требованию, если он регулярно платит, членские взносы и занимается общественной работой». Подчеркивая, что это не соответствует действительности, автор восстанавливает реальную картину нравов той эпохи исключительно по историческим документам.

«Алиса Ганиева — хороший прозаик, но неровный,. Те тексты, в которых бурлит кавказский колорит, выглядят убедительно; а те, где возникает политика - не проработка социальных проблем, а именно политика! - можно смело убирать с книжной полки и расчищать место для чего-то более стоящего».

 Интересно как представляет себе Олег Демидов проработку социальных проблем без политики? Социальные проблемы неразрывно связаны с политикой и неотделимы друг от друга. В своем предпоследнем произведении «Оскорбленные чувства» Алиса Ганиева как раз через социальную и политическую обстановку условного российского провинциального города вкупе с описанием типажей его жителей, блестяще показала нынешнюю российскую действительность. И в своей книге о Лиле Брик Ганиева тоже не обходится без политики. Иначе и невозможно показать, в какое непростое время жила ее героиня, сколько всего ей пришлось пережить. Она подробно останавливается на втором браке своей героини с видным военачальником Виталием Примаковым, в тридцатые годы арестованным и расстрелянным по делу о заговоре Тухачевского и рассказывает, как Лиле Брик удалось остаться на свободе и сохранить жизнь. Алиса Ганиева не обходит вниманием, и такой момент из жизни Лили Юрьевны, как ее возможное сотрудничество с органами НКВД и заступничество за нее самого Иосифа Сталина. Наверное, по мнению Олега Демидова, Ганиевой стоило период тридцатых годов оставить за порогом своего повествования.

«Когда появилась информация, что Ганиева пишет биографию Лили Брик, возник жгучийВо-первых, еще один толковый прозаик пробует себя в non-fiction, а во-вторых, полноценной книги о музе Маяковского до сих пор не было. Ожидалось, что эта ниша закроется. Но случилось то, что случилось»

«Лиля Брик на мосту лежит, разутюженная машинами»…

 Господин Демидов лишь в одном не лукавит, когда замечает, что Ганиева стала фактически первым биографом Лили Брик. Ведь единственное известное до той поры жизнеописание Лили Юрьевны, написанное ее пасынком Василием Катаняном, нельзя считать полноценной биографией. Это в большей степени личные мемуары. Второе же его утверждение о том, что Алиса Ганиева не смогла своим фундаментальным трудом закрыть нишу в исследовании жизни своей героини, является клеветой, и данная клевета будет опровергнута ниже.

Когда «Ее Лиличество…» вышло в свет, Ганиева намеренно начала пиариться самым странным способом — давать отрывки (анти)сексуального характера. Они-то и «возбудили» публику. Что сказать? Тактико-стратегические действия для презентации книги неудачны в профессиональном плане, но действенны с точки зрения маркетинга. Остается ли место для литературы? Для филологии?

 Напомню господину Демидову, что публикация отрывков до выхода той или иной книги –  это достаточно распространенная практика. Вопросы о публикации отрывков готовящегося к изданию произведения, как правило, решает издатель, а не автор. Поэтому критиковать автора за вопросы маркетинга, как минимум,глупо. Да, те отрывки из произведения Алисы, которые появились в газетах, вызвали разнообразную реакцию у будущих читателей. Кто-то подсчитал их чересчур откровенными, а кто-то понял, что честный биограф показывает все стороны жизни своего персонажа, не умалчивая ни о чем. Опять же, как я показал выше, в данном случае все претензии к автору Демидов скорее нафантазировал, а дальше не побрезговал и откровенным враньем.

«Ее Лиличество…» представляет собой пересказ пары-тройки книг о Маяковском (Ваксберга, Янгфельдта и, может, Быкова) и светских сплетен. Можно было бы ожидать, что в работе почти на шестьсот страниц будет не одна компиляция, а еще и что-то оригинальное — гипотезы, новые трактовки, ранее неизвестные факты и т. п. Но Ганиева бежит этого. Ее полностью утраивает такое положение вещей.

«Лиля Брик на мосту лежит, разутюженная машинами»…

 Достаточно внимательно ознакомиться со списком литературы и посмотреть примечания в конце книги, чтобы убедиться в том, что Демидов откровенно врет. Среди источников, которые использовала Ганиева в процессе написания книги, были, в том числе труды Анатолия Валюжевича, Василия Катаняна, Бенедикта Сарнова, Павла Фокина. И это лишь малая часть источников, на которые опиралась автор. Более того при написании раздела, охватывающего тот или иной отрезок жизни своей героини, Алиса Ганиева обращается к специализированной литературе. Так, занимаясь периодом тридцатых годов, и. повествуя о семейной жизни Лили Брик с военачальником Виталием Примаковым, она ссылается на книгу историка Юлии Кантор «Война и мир Михаила Тухачевского», посвященную, в том числе, теме репрессий в отношении высшего командного состава советской армии в сталинскую эпоху. Что же касается книг Дмитрия Быкова, Аркадия Ваксберга и Бенгта Янгфельда, то их авторы это, безусловно, известные исследователи жизни Маяковского. И в том, что эти книги составили основной костяк источников, которые использовала Ганиева, нет ничего удивительного и зазорного. Особо хочется остановиться на книге Бенгта Янгфельда «Ставка больше чем жизнь. Владимир Маяковский и его круг», вышедшей в 2016 году, в издательстве АСТ. Алиса Ганиева не просто внимательно изучила эту монографию, но и после ее прочтения написала автору, проживающему в Швеции. СЯнгфельдтом завязалась долгая переписка, и шведский исследователь Маяковского консультировал свою российскую коллегу в процессе ее работы над книгой.

Казалось бы, обратись к профессионалам: подскажут, что и где искать. Но Леонид Кацис (очень тонко и точно показывающий историко-культурный и еврейский контексты жизни и творчества Маяковского) и Анатолий Валюженич (главный исследователь Бриков) остаются не при делах.

 Как было подробно рассказано выше, именно к профессионалам Ганиева и обращалась в первую очередь. Двухтомник Анатолия Валюженича «Пятнадцать лет после Маяковского», а в особенности первый том дилогии, посвященный Лиле Брик, так же был проштудирован и использовался ей при написании книги. Олег Демидов, видимо, не только не читал книгу, но даже не держал ее в руках и не пролистывал. В противном случае он бы наверняка увидел дилогию Валюжевича в списке использованной литературы и многочисленные ссылки на нее в примечаниях. Теперь посмотрим, кто такой Леонид Кацис, отсутствие ссылок на которого так расстраивает нашего рецензента. Филолог и литературный критик, он автор книг «Владимир Маяковский. Поэт в интеллектуальном контексте эпохи» и «Владимир Маяковский. Роковой Выстрел». Одна из этих книг посвящена творчеству Маяковского как важному элементу российской культуры, а вторая исключительно самоубийству поэта, расследованию данной трагедии и ее отражению в воспоминаниях современников. И к исследованию биографии Лили Брик данные труды имеют лишь косвенное отношение.

Последний исследователь недавно выпустил двухтомник переписки Осипа и Лили Брик. Это колоссальный труд и увлекательнейшее чтение. Эпистолярное наследие «Ее Лиличества» дает возможность для поиска неординарных сюжетов. Но Ганиева цитирует одно-два письма — и на этом все. Скучная жизнь не подходит, поэтому в биографию автор ее не пропускает. Куда веселей поговорить о фетишах, о сумочках, о литераторах, готовых стреляться из-за роковой красавицы

 Двухтомник, «Пятнадцать лет после Маяковского», выпущенный пять лет назад, о котором ведет речь Демидов, как уже было рассказано выше, Ганиева тщательно изучила и активно использовала при написании своей книги. Помимо изысканий Валюженича, Она много ссылается на книгу «Лиля Брик письма и воспоминания», составленную Степановым. И на переписку Лили Брик и Владимира Маяковского, изданную еще в 1991 году с введением и комментариями Бенгта Янгфельда.

Ганиевой важно показать свою героиню как суфражистку, эксгибиционистку, феминистку и т. п. Придумайте еще какое-нибудь модное словечко — и можете смело добавлять в этот ряд. Лиля Брик, естественно, активная участница сексуальной революции, муза многих деятелей «серебряного века», а на старости лет — покровительница молодых талантов. Об этом пишет Ганиева, но как будто стараясь все это быстрее проговорить и вернуться в будуар. Там интересней

«Лиля Брик на мосту лежит, разутюженная машинами»…

 Вопреки фантазиям Демидова, Ганиева представляет читателю свою героиню со всех сторон и описывает ее биографию максимально подробно, стараясь не пропустить ни одного важного момента ее жизни. Она со всей скрупулёзностью подходит к рассказу о детстве и юности Лили Брик. Рассказывая о ее родителях, о младшей сестре Эльзе Триоле и о взаимоотношениях в семье Бриков, автор погружается во внутренний мир Лили Юрьевны. Алиса Ганиева вместе с Брик проживает ее детство, юность, первые влюбленности, первые разочарования и жизненные драмы. Из книги читатели узнают о том, как произошло знакомство Лили и Осипа Брика, как Брик увела Маяковского у своей младшей сестры. Вдобавок ко всему, развенчивается устоявшийся миф о том, что Брики и Маяковский жили эдакой шведской семьей. Ганиева не оставляет камня на камне от этой долгоиграющей сплетни и рассказывает, что к моменту жизни с Маяковским, Лиля Брик дала мужу полную отставку.

Конечно, Брик в книге освящена с самых разных сторон. Много внимания уделяется автором, как и ее участию в сексуальной революции, так и ее литературным салонам, и знакомству с такими деятелями культуры как Андрей Вознесенский, Майя Плисецкая и Сергей Параджанов. Ганиева рассказывает, как Брик заступалась за Сергея Параджанова, который был несправедливо осужден, и добилась, что ему снизили срок пребывания в местах не столь отдалённых. Она не проговаривает жизненные перипетии своей героине, а пропускает их через себя.

Раздражает еще одна деталь. Ганиева периодически вставляет в повествование истории из собственной жизни: то одна телезвезда хотела устроить ей сеанс группового секса, дабы юная писательница познала все прелести жизни; то возникает старинная детская игра; то появляется одна известная в наших узких литературных кругах эксгибиционистка; то еще бог знает что. И всякий раз думаешь: ну зачем это? Разве биография Брик от этого как-то выигрывает? Вряд ли.

 1 декабря текущего года Ганиева, отвечая на вопросы читателей в эфире передачи «Слухай Эхо», ответила всем критикам. Она заметила, что, не являясь ученым и литературоведом, решила поиграть с материалом при написании книги о Брик и поэкспериментировать, проводя в ней параллели с современным литературным процессом и рассказывая о своей жизни. Демидов считает, что книга от этого стала хуже, но на деле наоборот приобрела свою уникальность, отличающую ее от других биографических трудов.

«Лиля Брик на мосту лежит, разутюженная машинами»…

Можно сказать, что удалась провокация. Ганиева вновь приковала к себе внимание. Но все это сиюминутно. Шум утихнет. Скандальчики забудутся. Останется книга. Точнее провальная попытка биографии Лили Брик. А вместе с ней и репутация вечной девочки-бунтарки, неспособной говорить и писать на серьезные темы 

 Провокация Олегу Демидову удалась. Очевидно, что он решил самоутвердиться за счет Ганиевой, привлечь, таким образом, к себе внимание, вернее даже к своей книге. Напомню, что авторству Олегу Демидову принадлежит книга «Анатолий Мариенгоф: первый денди страны советов», вышедшая в одном из крупных издательств в прошлом году, но не снискавшая столь широкой популярности у читателей. Если «Ее Лиличество» было уже той же осенью 1919 года переиздано в серии ЖЗЛ, то жизнеописание Мариенгофа так и осталось одной из многочисленных биографических книг, которыми был насыщен прошлый год. Насчет последних выпадов и переходов на личность Алисы Ганиевой, напомню господину Демидову, что она не только писатель, но так же радиоведущая и известная политическая активистка и правозащитник. В частности, Ганиева была одной из организаторов метропикета, когда неравнодушные люди стояли с плакатами по всей Москве в поддержку скорейшего обмена заключенными между Россией и Украиной. Метропикет был так же поддержан активистами в других российских городах и в итоге многие заключенные с той и другой стороны вернулись на родину. «Девочка-бунтарка» смогла повлиять на процесс, который тянулся годами, и не просто стояла несколько лет в пикетах, а вела через СМИ их активную информационную поддержку. Олег Демидов не может не знать об этом, и поэтому напрашиваются несколько выводов. Либо им движет банальная человеческая зависть к талантливой коллеге по цеху, сумевшей интересно и захватывающе написать первую фундаментальную биографию Лили Брик. Либо он, таким образом, пытается принизить Алису Ганиеву как писателя в силу диаметрально противоположных с ним политических взглядов, или самоутвердиться за ее счет. Напомню, что господин Демидов придерживается имперских политических воззрений. Ни зависть, ни различие в политических позициях, ни самоутверждение не могут являться основаниями для подобных нелепых рецензий.

Филипп Астров

Комментарии ‘0

Для отправки комментариев необходимо авторизоваться