Статьи Елена Васильева ПОДВИЖНИК РУССКОГО ЗОДЧЕСТВА

Из своей первой поездки в Россию весной 1970 года Уильям Брумфилд привез весьма скромный набор кадров, снятых на полупрофессиональную Konica, и горячее желание вновь побывать в России. Поданная сразу по возвращении заявка на стипендию Совета по международным исследованиям и обменам (IREX) была одобрена и перед молодым славистом открылась возможность написать диссертацию в Ленинградском Государственном университете.

Однако, тема диссертации - «Взаимоотношений Василия Слепцова и радикальной литературной среды в середине XIX века», - не слишком увлекала Уильяма: куда больше его интересовал мрачный и дождливый город, в котором он оказался. Петербург, в то время Ленинград, напоминал ему Новый Орлеан — тоже построенный на большой реке, призрачный, одетый туманами и окутанный тайной. Даже архитектурой города, основанные с разницей всего в 15 лет, схожи меж собой; как писал Брумфилд — «изначальная планировка обоих городов многим обязана французской военной инженерии».

Большую часть времени Уильям бродил (он называл это «фотографическими скитаниями») по Ленинграду в поисках мира Достоевского, мира весьма близкого американскому Югу своим мифологизмом. Движущей силой этих прогулок было стремление видеть. Зрение, взгляд на архитектуру выступали здесь, как замена слову.

Крушение патриархального уклада американского Юга Уильям Брумфилд воспринимал как часть личной истории, и это во многом определило его отношение к жизни и его путь в науке. Как некогда, еще студентом, Уильям разыскал в Университете Хопкинса (крупнейшем естественно-научном ВУЗе США) курсы русского языка и литературы, так впоследствии он отыскивал крупицы ушедшего времени в памятниках культуры, разбросанных повсюду на необозримых просторах России.

Снимки, привезенные из той ленинградской поездки, легли в основу колоссальной коллекции, которая впоследствии была принята на хранение в Национальную Художественную Галерею, Библиотеку Конгресса США и неоднократно демонстрировалась на выставках. Вернувшись в Штаты, Уильям снова подал заявку на грант IREX, но на этот раз почему-то получил отказ.

В том же году Брумфилд опубликовал несколько иллюстрированных собственными фотографиями статей по русской архитектуре. Статьи привлекли внимание как научного сообщества, так и издателей, в частности, Дэвида Година из Бостона. Было решено выпустить альбом с большим количеством фотографий русской архитектуры, приуроченный к Олимпийским играм в Москве. Чтобы отснять необходимый материал, Брумфилд отправился в Россию на семестр в качестве внештатного сотрудника в Московский институт русского языка им. А.С. Пушкина.

Эта поездка была ознаменована для Брумфилда знакомством с Алексеем Комечем, крупнейшим специалистом по средневековой русской архитектуре, с которым у Брумфилда сохранились дружеские отношения вплоть до кончины последнего в 2007 году. Комеч, возглавлявший Государственный институт искусствознания, горячо поддерживал начинания Брумфилда, называя его книги «охранной грамотой» — такую серьёзную лепту вносили они в дело защиты памятников культуры.

Вторжение в Афганистан несколько спутало карты — издатели боялись выпускать книгу о России, когда бармены среди бела дня прилюдно выливали содержимое бутылок с русской водкой на улицы. Впрочем, антирусские настроения все же не распространялись на архитектуру, к тому же преимущественно церковную. «Золото в лазури» (названием своим книга обязана одноимённому сборнику Андрея Белого) была выпущена и благополучно поступила на прилавки магазинов. Спрос на книгу превзошел все ожидания — директор Библиотеки Конгресса Джеймс Биллингтон (также страстный исследователь русской истории и литературы) посвятил ей целую страницу в Литературном приложении к Таймс; Нью Йорк Таймс Бук Ревью откликнулось хвалебной рецензией, а IREX выделил Брумфилду стипендию на полугодовую поездку в Москву. После такого успеха последовала целая череда интервью и публикаций. Начиная с 1983 года Брумфилд стал приезжать в Россию ежегодно.

Результатом его многочисленных поездок по стране явились 14 иллюстрированных работ, посвящённых Вологде, Тобольску, Тотьме, Белозерску и другим городам.

С 2002 года Уильям является членом Российской академии архитектуры и строительных наук; с 2006 года — почётным членом Российской академии художеств. В 2011 году Федеральное агентство по печати вручило ему специальный диплом «за многолетнюю исследовательскую и культурно-просветительскую деятельность по сохранению и популяризации в мире культурного наследия российских регионов». В 2014 году Брумфилд стал лауреатом премии Д.С. Лихачёва с формулировкой «за выдающийся вклад в сохранение историко-культурного наследия России».

Комментарии ‘0

Для отправки комментариев необходимо авторизоваться