Статьи «ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: ЧТО ЭТО БЫЛО?» Епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов)

Источник: Православный телеканал «Союз»

Лекция из мультимедийного исторического парка "Россия - моя история" города Екатеринбурга, 3 сентября 2017 г.

 

Дорогие друзья, спасибо вам большое за то, что в день рождения вашего «Исторического парка» вы собрались здесь. История, как мы говорили уже в начале этого торжественного дня, перед открытием «Исторического парка», – это особая тема и особая материя. Особая материя человеческого общества, именно здесь необходима максимальная правда. Именно здесь необходимо отказываться от всяких иллюзий, от всякой лжи, даже во спасение, как говорят иногда; как бы нам этого ни хотелось, как бы нас к этому ни подталкивали корпоративные интересы, скажем так, идеология, некая дружественность, компанейство. Слишком ответственно.

Мы вспоминали на открытии слова нашего великого историка Василия Осиповича Ключевского. Он говорил, предупреждая и своих соотечественников, и будущие поколения: история – это не добрая учительница, а очень строгая надзирательница; прибавлю немного: над поколениями. Строгая надзирательница не будет задавать вам уроков, но будет жестко спрашивать за незнание тем, за неисполнение их уроков. С этим столкнулись многие наши соотечественники. С этим столкнулись практически все народы мира, но для нас сегодня важно, как с этими незнаниями уроков истории сталкивались наши соотечественники и как больно становилось целому поколению и последующим поколениям, когда люди не могли разобраться в правде истории, не могли разобраться в том, что делать правильно, а какие действия будут губительны и для них самих, и для их потомков.

Темой сегодняшней нашей беседы я выбрал одну из экспозиций, которая находится здесь, в вашем новом «Историческом парке», и которая по времени сегодня особо важна для нас, – это события семнадцатого года, Февральская революция. Октябрьская революция, которая была в дальнейшем, – это лишь жесточайшее последствие того, что случилось в феврале и накануне этих событий. В широком смысле слова «накануне», потому что подготовка этих событий продолжалась много лет.

Представьте себе, было ли еще событие в нашей истории, которое повлияло на каждого без исключения жителя Российской империи? Наверное, Великая Отечественная война, но и то, быть может, не в такой степени: были какие-то глухие аулы, глухие сибирские местечки. А вот Февральская революция повлияла на всех наших предков без исключения, живших тогда. Повлияла на наших дедов, отцов, матерей и на нас.

Без Февральской революции, без того вынужденного, совершенно не сопоставимого ни с чем, беспрецедентного движения, которое вызвала Февральская революция и ее последствия, по большому счету не было бы нас. Наши деды и прадеды – кто-то уезжал со своих насиженных мест, кто-то перемещался, кого-то репрессировали, кто-то участвовал в этих репрессиях, кто-то бежал в эмиграцию, кто-то шел в новую тогда, но уже после двадцатых годов, систему образования. Кто-то делал карьеру. Кто-то делал карьеру, а потом эта карьера рушилась в ГУЛАГе. Кто-то отсиживался, понимая, что ужас пришел на нашу землю. Кто-то, несмотря ни на что, созидательно жил и действовал в нашей стране, создавая действительно великую страну с грандиозными достижениями, страну, которую большинство из юных лиц, что я вижу перед собой, еще не знали, но ваши родители родились в этой стране – в Советском Союзе.

Мы не собираемся шельмовать историю, это все наша история. Сзади, как я вижу, должно быть написано: «Россия – моя история». Это все наша история, и чем глубже и честнее, не обманывая самих себя, мы будем знать эту историю, тем больше мы узнаем самих себя. Сейчас есть особая современная диагностика – генетическая. Смотрят генетические параметры родителей, дедов и определяют, чем будет болеть их потомок, когда возникнет эта болезнь и что надо сделать, чтобы эту болезнь предотвратить. Пока ты юн, болезни еще не кажутся чем-то актуальным, серьезным, опасным. А чем человек старше, тем больше понимает: приходится заботиться о своем здоровье, приходится принимать какие-то превентивные меры, для того чтобы действовать, жить, быть дееспособным.

Вот знание наших генетических болезней, знание проблем – общественных, социальных, национальных – необычайно важно для всякого думающего человека. И на примере февральских событий и предшествующего периода мы сейчас попытаемся разобраться в том, о чем же рассказывает и чему нас учит наша сравнительно недавняя, столетняя, история.

Хочу сразу сказать, что есть главная причина всех наших невзгод, есть ее главный виновник – это мы сами. Чтобы мы не строили никаких иллюзий. Если человек здоров, его иммунитет силен, он может сопротивляться внешнему воздействию вирусов, бактерий и так далее. Какие бы болезни к нему не приступали, он преодолеет все. Мы знаем это по своему личному опыту. Если же наш организм ослаблен, если мы поступаем не так, как необходимо поступать, для того чтобы поддерживать наше физическое здоровье, – иммунитет, защитные свойства человеческого организма падают, и любая бактерия, любой вирус становятся причиной тяжкой болезни или любой другой, а иногда и причиной летального исхода.

Когда мы будем говорить о множестве причин, связанных с кризисом 1917 года, то никогда не должны забывать, что это всего лишь те вирусы и бактерии, размножившиеся благодаря благоприятным условиям сниженного общественного, политического, социального, духовного иммунитета, который попустили мы сами. И есть такой духовный закон: никогда не ищи виновников на стороне, знай – виноват всегда в первую очередь ты. Это основа православной аскетики. Может быть миллион мелких причин, но это, поверьте, причина мелкая. Здоровый общественный организм осмыслит, проанализирует и преодолеет любую проблему.

Но в то же время нельзя закрывать глаза и на те социальные, общественные и интеллектуальные инфекции, которые то и дело проявляются в нашем историческом и общественном организме. И о них мы сегодня обязательно скажем. Но как у врачей главная задача профилактики – это поддержание здорового иммунитета, здоровья человека, так и в общественной жизни.

Мы не будем искать виновных, тем более не будем их назначать. Мы будем определять факторы, основываясь не на наших оценочных суждениях, а на источниках – исторических документах, цитатах (тоже с источниками). Чтобы мы понимали, что все цитаты, которые я сегодня буду произносить (чтобы не растягивать по времени, я не буду делать многочисленные ссылки), поверьте, можно найти в серьезной исторической литературе.

Итак, что происходило в 1917 году? По общему распространенному мнению, царская Россия представлялась безнадежно отсталой, темной, нищей страной, народы которой угнетал бездарный и кровавый монархический режим. Скажем, в одном из современных учебников уже XX века истории России, учебников, предназначенных для высших учебных заведений, говорится: «Жизнь царской России характеризовалась нищетой, отсталостью, тяжелым гнетом самодержавия, военной разрухой». Может быть, это действительно было так? Вспомним знаменитые слова, которые очень часто приводят апологеты Иосифа Виссарионовича Сталина: «Сталин принял Россию с сохой и оставил ее с ядерной бомбой» (Уинстон Черчилль). Тут опять обратимся к источникам. Черчилль в 1917 году был уже действующим, очень серьезным политиком, и он очень сильно высказался по поводу русской революции. Тогда он сочувственно относился к России и Николаю II. И он охарактеризовал Россию в источнике, который мы можем документально подтвердить, совершенно по-другому: необычайно бурно развивающаяся страна, которая противостояла трем империям (немецкой, или германской, австро-венгерской, турецкой), которая выдержала необычайно сильные, по-настоящему сокрушительные удары Первой мировой войны. Промышленность имперской России оказалась способной перевооружить армию так, что это было абсолютно беспрецедентным в то время. Мы к этому еще вернемся. Где же здесь правда? «Сталин принял Россию с сохой, а оставил ее с ядерной бомбой»... Если мы пороемся в источниках, то увидим, что такая фраза была действительно произнесена, только произнес ее не Уинстон Черчилль, а английский марксист Исаак Дойчер. Мы о нем ничего не знаем. Может быть, какие-то историки знают. Ну, вот такой апологет марксизма после смерти Сталина, желая возвысить своего героя, произнес эти слова. Но Уинстон Черчилль к этому отношения не имел. На весах истории: Исаак Дойчер и Уинстон Черчилль. А нам навязывают именно такое мнение.

Был такой известный экономист и журналист Эдмон Тери. Он прибыл в Россию в 1912 году по поручению французских банков. В чем там было дело? Мы периодически брали крупные кредиты во Франции для нашей промышленности, для военного дела. Все понимали, что война скорее всего не за горами. Так вот, он прибыл по поручению французских банков, для того чтобы понять, можно ли России еще и еще давать новые кредиты, платежеспособна ли она? Пока не найду цитаты, процитирую по памяти. Исследовав промышленность России и вообще ситуацию в ней, он сказал, что если дела европейских стран будут идти так же, как они шли в этом веке до 1912 года, то к 1950 году Россия будет главенствовать в Европе. Для нас, воспитывавшихся в Советском Союзе, это полная неожиданность: нас учили тому, что у нас беспросветное прошлое. Кроме ужаса, отсталости и безграмотности, о России сказать-то нечего. И вдруг оказывается, что серьезный и ответственный французский экономист произносит вот такое резюме.

Еще один интересный пример. В 1920 году новоявленное Министерство просвещения, которое тогда называлось Наркомпрос, решило изучить, какова же грамотность в совдепии – новой тогда Советской России. И была проведена перепись грамотного населения в этой самой отсталой, безграмотной, темной России. 1920 год – это третий год гражданской войны. Понимаем, что большинство школ не работает, разруха, платить учителям – всегда огромные проблемы и прочее. Так вот, выяснилось, что подростки с 12 до 16 лет на 86 % грамотны. Как это могло произойти? Оказывается, в 1908 году в Думу поступил – не был еще принят, но поступил – закон о всеобщем начальном образовании. И в России этот проект всеобщего начального образования стал активно воплощаться в жизнь. И результат – 86 % подростков были грамотны, прошли начальную школу или, во всяком случае, кто-то в ней обучался.

Еще один пример, совершенно удивительный. Что за жизнь была в царской России? Ну да, беспросветная, понятно, нищая, ужасная. У нас была такая великая актриса – Яблочкина. Молодое поколение о ней не помнит, а старшее поколение хорошо знает – это была великая актриса Малого театра. Она прожила очень долго; кажется, до 97 лет. Так вот, в хрущевские времена, когда много говорили о построении коммунизма и прочее, она встречалась с пионерами и пионеры задали ей вопрос: «Товарищ Яблочкина, вот скоро будет коммунизм, как тогда будет жить, вот что тогда будет?» Яблочкина была уже женщина престарелая, ей терять было нечего. Ну, и она была уже по возрасту такая простоватая. И она сказала: «Ну, детки, детки, как же вам сказать, что будет при коммунизме? Ну, наверное, это будет почти так же хорошо, как при царе». Представляете, какой это вызвало шок у юных пионеров? Понятно, что не все было гладко в России. Мы это понимаем. Понятно, что это не была страна с молочными реками и кисельными берегами. Но такие сигнальчики тоже важны. Надо бы разобраться.

Никита Сергеевич Хрущев, убежденный коммунист, сокрушавший все устои старого мира… А вот когда он был уже первым секретарем, однажды не выдержал и сказал: «Когда я до революции был слесарем на шахте, я жил лучше, чем когда я был вторым секретарем украинского обкома партии». Ничего себе! И это Хрущев. И это не шутки. Это не где-то выдумано. Вот, пожалуйста, залезьте в Интернет, и вы это увидите. А где же угнетение рабочих? Было, было, спокойно. Но у нас не должен быть когнитивный диссонанс. Это было, но ситуация менялась, и мы поймем, как она менялась.

Вот другой (я специально беру выдающихся советских руководителей) – был действительно выдающийся советский руководитель Алексей Николаевич Косыгин. Может быть, помните такого человека. Он являлся нашим, так скажем, премьер-министром в брежневские времена. Так вот, он рассказывал о своей семье: его отец был обычным рабочим в Петербурге, потом Петрограде. Многодетная семья. Сейчас не буду врать, но то ли трое, то ли четверо детей было в семье. Папа работал средним рабочим на питерском заводе. Он рассказывает о своем детстве просто, ни на что не намекая: мы жили в трехкомнатной собственной квартире, мама не работала, каждое воскресенье мы ходили в театр.

Этого всего достаточно, для того чтобы подвигнуть себя к каким-то исследованиям: а что же представляла из себя Россия времен того самого слабого, бесхарактерного, ничтожного, как иногда страшно говорят, императора Николая II? Давайте обратимся к статистике, цифрам, без всяких оценочных суждений. Вначале поговорим о хорошем, потом поговорим о плохом, что там было. Было и то, и другое, естественно.

Российская империя к 1913 году была либо четвертой, либо (по каким-то показателям) пятой в мире по экономике. Нас опережали Соединенные Штаты, Англия (или Великобритания). Какая страна была самой большой в мире по размеру? Британская империя: Индия, Пакистан, Африка, Австралия и так далее. Понимаем, какая это была страна. Россия была первой страной в мире по темпам роста промышленного производства. Вот как сейчас Китай, так Россия в то время.

За время правления Николая II население России (начнем с этого показателя) выросло более чем на 50 миллионов человек. Никогда за всю историю России таких темпов роста не было. О чем это говорит? Это говорит о том, что были необычайно благоприятные условия. Как они появились? Были сложности? Конечно, были. И еще какие! О них мы будем говорить. Но, простите, прирост 50 миллионов; 2,5 и 2,7 миллиона человек в год при регрессии, которая была после революционных событий 1905 года, это очень интересно.

Я не буду перечислять все заводы, которые были тогда созданы, скажу лишь, что основной капитал высокотехнологичных машиностроительных предприятий только с 1911 года по 1914-й удвоился. Российская империя: добыча каменного угля увеличилась в пять раз, выплавка чугуна – вчетверо, меди – в пять раз. Это за период правления Николая II. Вы увидите все это на нашей экспозиции и можете посмотреть с источниками (просто я сейчас не буду к ним обращаться). В России было добыто 12 миллионов тонн нефти. Для сравнения: в США – 10 миллионов. Производство хлопчатобумажных тканей выросло более чем вдвое. Россия стала крупнейшим экспортером текстильной продукции. Число рабочих мест за 20 лет увеличилось с двух до пяти миллионов. Вот у меня долгий список крупнейших заводов, на которых основана и наша сегодняшняя промышленность, они реорганизованы и прочее, не буду сейчас их читать, можете там посмотреть.

Перечень открытий русской науки впечатляет: периодическая таблица – Менделеев; лампа накаливания, электросварка, самолет (параллельно с братьями Райт), радио, скафандр, противогаз, автомат, парашют, сейсмограф, телевизор. Русские инженеры создавали самолеты, корабли, автомобили, танки. К примеру, когда в разгар мировой войны России пришлось разместить военные заказы в Америке, туда были командированы тысячи русских инженеров, в течение двух лет они создали военную промышленность Соединенных Штатов фактически с нуля.

Сельское хозяйство – Россия была на первом месте в мире по производству зерновых. Валовой сбор зерновых в Российской империи к 1913 году в полтора раза превышал урожаи Аргентины, США и Канады вместе взятых. Интересная была страна? Интересная. Урожайность у нас была поменьше – в целом восемь центнеров с гектара. Скажем, в США десять центнеров с гектара. Но у нас другая климатическая зона. Если на юге урожаи были высокие, то на севере они были ничтожны, а страна крестьянская: все равно люди были заняты в сельском хозяйстве.

Страна покрылась при Николае II сетью железных дорог. За его царствование удвоилась их протяженность, при этом темпы строительства железных дорог были совершенно беспрецедентными. Вот сравним: самая большая в мире Транссибирская магистраль, стратегическая дорога, строилась со скоростью – это в наших лесах, болотах, тайге и прочая – пятьсот километров в год. Для сравнения: немцы строили по заказу турок железную дорогу Стамбул – Багдад. У нас – 500 километров в год, у них – 120 километров в год. Англичане строили трансафриканскую дорогу Каир – Кейптаун: 300 километров в год. Хотя она, в общем-то, так и осталась недостроенной. В СССР уже известная нам Байкало-Амурская магистраль (БАМ) – 200 километров в год, строительство с совершенно другими технологиями и, скажем так, с совершенно иными возможностями. Был построен незамерзающий порт Романов-на-Мурмане – нынешний Мурманск. В эксплуатацию он был сдан в трагическом 1917 году.

Проблемы в Российской империи тоже существовали. Сейчас вернемся к негативу. Конечно, в чем-то было сложно, и весьма сложно. Русские рабочие получали меньше, чем рабочие в Германии. Конечно, меньше, чем в Соединенных Штатах Америки. Меньше, чем в Англии и Франции. В Соединенных Штатах была самая высокая зарплата. Но рабочие Петербурга (и Петрограда революционного) получали сравнительно похожую зарплату, а иногда и выше (скажем, на Путиловском заводе), чем на заводах Германии, чем на заводах Франции. Вполне и вполне была сравнимая зарплата папы Алексея Николаевича Косыгина, который жил в собственной трехкомнатной квартире. Сейчас посмотрю точную цифру и подскажу еще, сколько процентов рабочих жило в собственном жилье. Но это где-то примерно около пятидесяти. Остальные жили в съемном. Когда-то, еще десятилетие назад, рабочие жили в бараках; действительно, было сложно. Но особенно после революции 1905 года социальная активность государства и капитала обеспечила, в общем, нормальную, хорошую, достойную жизнь в первую очередь квалифицированных рабочих, но и других тоже. Это было и в Москве, и в Наро-Фоминске, это было в наших текстильных регионах. И детские сады, и ясли, и больничные – все это родилось именно в то время.

Национальный вопрос. «Тюрьма народов» – помним. Какая там тюрьма народов? Конечно, были эксцессы, были сложные моменты и на Кавказе, были осложнения и в Польше (Царство Польское тогда принадлежало Российской империи), были и еврейские погромы – все было. Но надо понимать, что было, а что – постепенно преодолевалось. Вот, например, западная территория: Польша, Финляндия, Прибалтика… Они бурно развивались и были намного богаче коренной России. Были партии, представители которых говорили о том, что они хотят освободиться от царского управления. Но были и совершенно другие, которые говорили: не надо, не надо, нам нормально и здесь, как когда-то говорили некоторые наши республики: удобно и хорошо. В Финляндии, например, было избирательное право для женщин. Еще оно было в Новой Зеландии и Австралии; больше в мире нигде не было. В Финляндии был свой собственный парламент. Польша тоже являлась во многом самоуправляемой частью Российской империи.

Преступность была минимальной. Она была, но по сравнению с тем, что стало потом, она была минимальной. За 22 года правления Николая «Кровавого» – как называют государя Николая Александровича II – было вынесено 4500 смертных приговоров: это столько, сколько в среднем за полгода выносилось во время Советского Союза, если говорить усредненно. А здесь за 22 года. Это государственные преступники-террористы, а терроризм тогда захлестнул Россию. Это всё цифры, это не оценочные данные.

Царскую Россию называли деспотичным, авторитарным государством, но многие забывают, что цензура была отменена в Российской империи полностью в 1906 году. Не было цензуры: пишите что хотите, говорите что хотите, в том числе и в парламенте. В парламенте заседали большевики, которые с трибуны парламента говорили: «Наша цель – разрушение существующего государственного строя». Эсеры, большевики. Безумное количество газет.

Еще раз повторю: это не значило, что не было проблем. Я говорю сейчас о той, в общем-то, для кого-то шоковой информации, но это правда.

Рост населения, как я уже сказал вам об этом, на 50 миллионов: от 125 до 170 миллионов человек. В 1906 году Дмитрий Иванович Менделеев рассчитал, что при таких темпах роста населения в России к концу века, то есть к 2000 году, должно жить 600 миллионов человек. Демографический результат, в том числе и февральских событий, – 147 миллионов. Представляете, что это такое?

С 1897 года – об этом нам в школе тоже не говорят (хотя не знаю, может быть, в современной школе и говорят) – Россия, которая была крайне отсталой в области здравоохранения, изменилась... В 1897 году страной правит уже Николай II. Жесточайшая ситуация. Мы все читали у Чехова, что такое был земский врач, что такое была крестьянская жизнь, в том числе болезни крестьян. Так вот, в этом году была введена бесплатная медицинская помощь. А к 1917 году земские больницы и земское движение лекарей, больничное движение, испытало такой бурный рост, что две трети населения к семнадцатому году уже были обеспечены медицинской помощью – бесплатной. Только семь процентов населения России лечилось в платных клиниках, все остальные – в бесплатных, причем лекарства в Российской империи для всех были бесплатными.

Какие были врачи? Самоотверженные, необычайно профессиональные и образованные. Для этого не надо быть историком медицины. Эталон земского врача до сих пор среди докторов остается идеальным – «он компетентен, как старый земский врач».

Уровень медицинских услуг в таких городах, как Киев, Харьков, Санкт-Петербург, Москва, ничем не отличался, по признанию западных медиков, от уровня Парижа, Лондона и Нью-Йорка. Вот что пишет швейцарский врач и исследователь медицины Фридрих Эрисман: «Медицинская организация, созданная российским земством, была наибольшим достижением нашей эпохи в области социальной медицины». Именно в царской России появились всем нам знакомые станции скорой помощи, участковые врачи, больничные листы, детские сады, родильные дома, женские консультации, молочные кухни.

Об образовании я сейчас не буду говорить. В России к 1913 году было 130 тысяч школ. И за время правления Николая II, даже не за полное правление – с 1896 по 1910 год – за 15 лет им было открыто школ, училищ, институтов больше, чем за весь предшествующий период российской истории. А были императоры-просветители: Екатерина, Елизавета и Николай, Александр I и Александр II.

Мегапроекты Российской империи были во многом осуществлены большевиками уже в советский период. Всем, наверное, известно, что план ГОЭЛРО – электрификации всей страны – был задуман и воплощен как проект еще в царской России. Наш известный священник и философ отец Павел Флоренский тоже принимал в этом участие.

Пять проектов метрополитена лежало на столе у императора. Туркестано-Сибирская магистраль, оросительные каналы в Средней Азии и многие-многие другие проекты были задуманы. Не говоря уже о таких проектах, как авиация, подводные лодки и так далее.

Стоит особо обратить внимание на финансы Российской империи. За время правления Николая II государственный бюджет вырос в пять с половиной раз, золотой запас – в четыре раза. Рубль был, как евро или доллар, надежной мировой валютой. К тому же он был золотым, то есть можно было прийти отдать бумажку и получить золотую монету. Процентная ставка Госбанка (сейчас она, слава Богу, уменьшается, но все равно она за 10 %) не превышала никогда 5 %. Это давало возможность развития промышленности, кредита и прочее. При этом доходы казны Российской империи росли без всякого увеличения налогов, то есть за счет тех налогов, которые существовали. И наши налоги были, скажем, в четыре раза меньше, чем налоги в Англии.

Земельный вопрос – тоже необычайно важная тема. Мы знаем, под какими лозунгами проходила революция в Петрограде, скажем так. Вот это будет правильно: не русская революция, а революция в Петрограде. Все происходило в столице. Все происходило при участии элит. Не буду сейчас приводить примеры, чтобы не занимать ваше время, но множество современников пишут, что в остальной стране, собственно, ничего такого особого не происходило. Да, было тяжело. Да, была Первая мировая война – как мы ее сейчас называем, Великая война. Да, была масса проблем, но все они решались постепенно. Видите, проблемы были. И с крестьянами были проблемы, и с рабочими. Были они на самом деле, но только необъективные исследователи могут сказать, что они не решались. Они решались постепенно и весьма и весьма динамично, хотя этих проблем оставалось множество. Зарплата была меньше, чем в Соединенных Штатах, рабочий день не восемь часов, как требовали рабочие, а одиннадцать с половиной часов. Кстати, в Соединенных Штатах до сих пор нет восьмичасового рабочего дня (это так, для справки; ну нет там восьмичасового рабочего дня).

А тогда, во время войны, когда вдруг начинали требовать, чтобы на военных заводах рабочий день сокращали до восьми часов, – мы понимаем, что это такое. Это значит – меньше оружия, меньше гражданской, тыловой продукции. Это странное требование во время войны. В Англии и Франции, например, такие требования сразу вызывали жесточайший ответ государства. В западных странах вообще все рабочие были мобилизованы и жили по законам военного времени. Если там происходила забастовка – а забастовки в Петрограде и царской России сотрясали всю страну во время войны, – африканские или индийские войска окружали этот завод и беспощадно всех расстреливали. В 1916 году в Дублине было восстание – артиллерией разбомбили весь Дублин без всяких проблем, тысячи людей убиты или расстреляны: законы военного времени. У нас бесконечно шли диалоги – вот царское правительство считало, что так надо, – диалоги с профсоюзами не с профсоюзами за восемь часов в военное время, за одиннадцать часов; на 20 % увеличить зарплату и так далее.

Так вот, вернемся к вопросу о земле. Мы знаем, что в 1861 году крестьяне были отпущены императором Александром II на свободу. Маловато он дал, за что (в том числе за несовершенство, как считали террористы, этой реформы) его и убили в 1881 году. Так вот, конечно, проблема помещичьего и крестьянского землевладения в России существовала. Но если мы посмотрим на цифры и сравним с тем, что было в других странах, то увидим совершенно поразительные факты. Каково: «Земля – крестьянам»? А сколько земли было у крестьян до революции? Скажем, к 1917 году? Шестьдесят восемь процентов земель в европейской части принадлежали крестьянам (были в собственности), им или их общинам. А у вас от Урала до Сибири знаете, сколько процентов земель принадлежало крестьянам к 1917 году? Сто! Сто процентов земель принадлежало крестьянам от Урала и дальше. А вот, скажем, такая прекрасная демократическая, любимая всеми нами страна, как Великобритания? Сколько, как вы думаете, процентов земель принадлежало там крестьянам? Тем самым работникам, которые обрабатывают землю? Ноль. Вся земля принадлежала ленд-лордам (или хозяевам), а крестьяне брали эту землю в аренду. Ничего там вообще не принадлежало крестьянам. Это справка такая.

О рабочих мы говорили. Действительно, нелегко жилось рабочим, скажем так, в начале XX века. И революция 1905 года была, конечно же, не случайной. Были огромные проблемы, но эти революционные события, как они ни были тяжелы, кровавы и разрушительны для страны, дали особый стимул для социальной озабоченности и правительства, и собственников. Мы с вами уже сейчас говорили об этом, не будем возвращаться.

Свобода слова, «тюрьма народов» – мы только что об этом говорили. Цензуры нет. После революции 1905–1907 годов просвещенная общественность получила парламент, и Россия де факто стала конституционной монархией; не во всем, но во многом – да. Таких выступлений, которые были слышны с думских трибун, сейчас себе не может позволить ни одна страна. Мы к этому вернемся.

Что же хотели те люди из низов и сверху, которые устроили все-таки эти проблемы всей нашей стране и последующим поколениям? Что, нельзя было построить метрополитен без гражданской войны, во время которой легло 15 миллионов людей и, можно сказать, многие из них были лучшими людьми? Миллионы людей в эмиграции. ГУЛАГ. Страшная экономическая разруха. Что, без этого нельзя было построить? Может быть, нельзя. Может быть, мы такие. Но не задавать эти вопросы тоже как-то не получается.

Чего же они все хотели? Они хотели все добра. Надо понимать, что люди, которые были во главе этой революции, хотели добра. А кто был во главе Февральской революции? Революционеры. Кто же делает революцию? Революционеры делают. Кто у нас главный революционер в XX веке? Дедушка Ленин, это мы все хорошо помним. Дедушка Ленин в 1917 году находился в замечательной стране, которая называется Швейцария. Жил он там уже давно, был в эмиграции в городе Цюрихе. Так вот, за два месяца до событий февраля, перевернувших всю страну, ставших действительно страшной революцией, Владимир Ильич Ленин 9 января 1917 года выступал перед социалистической молодежью города Цюриха и швейцарской социалистической молодежью. Ему задали вопрос: «Дорогой Владимир Ильич, а когда же наконец совершится всемирная революция, в том числе революция в России?» Владимир Ильич Ленин на это ответил (цитирую по Собранию сочинений В. И. Ленина): «Мы, старики, до этого не доживем (это за два месяца до революции), а вот вы, молодые, увидите торжество наверняка этой революции».

Хороший революционер дедушка Ленин за два месяца не сообразил, что произойдет в той самой стране, в которой он был более всего заинтересован. Это была полная неожиданность. Его супруга Надежда Константиновна Крупская пишет: как только мы узнали о событиях в Петрограде, Володя не находил себе места, бегал, разговаривал сам с собой, строил огромные планы. Ну и потом наши немецкие партнеры оснастили его деньгами, соответствующим специальным вагоном и отправили через Швецию в наше дорогое Отечество. Но это уже другая песня и совершенно другой вопрос. Так вот, не знал ничего Владимир Ильич о том, что грядет революция, хотя готовил ее, скажем честно. Он прилагал усилия для того, чтобы в России ситуация была дестабилизирована.

Другой известный революционер. Большевики были не очень крупной организацией тогда, а вот эсеры – действительно мощной, представленной в том числе и в Государственной думе. Это была популярная организация, мощная партия. Виктор Чернов руководил тогда движением эсеров. Там были и террористы, и легальные эсеры, и так далее. Так он пишет, что в то время, перед февралем, никаких предпосылок для революции не было, все деятели революционного движения из эсеров находились либо в тюрьме, либо в ссылке, либо в далекой эмиграции. Что же это за революция без революционеров? Разве бывает такое?

Был такой замечательный человек, умница – президент американский Рузвельт, который поделился неким откровением. Поделился неким своим особым опытом, выводом, к которому он пришел за долгие годы своей политической жизни. Он сказал вещь, которую всем нам стоит запомнить, для того чтобы адекватно анализировать общественные процессы, происходящие и сегодня. Он сказал очень знаменательные слова: «В политике ничего не происходит случайно. Если что-то случилось, то так было задумано». Если что-то случилось в политике, то так было задумано.

Несомненно, революционеры были. Были люди, которые впоследствии всеми силами старались отгородиться от этого титула – «революционер февраля», «творец февраля». Другие старались оказаться в тени. Но такие люди были. Мы перечислим их по именам. Они ни для кого не секрет, тем более для историков. Это руководитель Государственной думы – Родзянко. Это многие депутаты Государственной думы. Это русские промышленники: князь Львов, Гучков Александр, богатейший человек в России. Это элита России. Это великие князья, ближайшие родственники Николая Александровича Романова, государя-страстотерпца. Это наша отечественная, русская и российская интеллигенция – общество. Это пресса. Это люди, не принадлежащие к подданству Российской империи, но о которых мы вам тоже скажем.

Но вот наши соотечественники, которые творили революцию (не пролетарии, не нищие крестьяне, не эксплуатируемые классы, а самые богатые и самые влиятельные люди в стране), – чего они хотели? Что им было нужно? В этой сложной, непростой, но преуспевающей стране они были людьми, которые стояли у многих штурвалов. Все они хотели блага для России, все они бесконечно любили страну. Правда, любили они и самих себя. Недавно у нас в Сретенском монастыре была специальная конференция, и мы пригласили наших коллег, с которыми делали в том числе «Исторический парк», – это известнейшие историки, руководители российских архивов. Многие из них не стоят на тех позициях, с которых я сейчас беседую с вами на эту тему. Некоторые говорят, что все было спонтанно. Мы выложили перед ними все факты и сказали: «А что же хотел Гучков, когда заваривал всю эту интригу, о которой мы сейчас будем говорить? Всю эту кашу, весь этот заговор? Что хотел генерал Алексеев, человек, облеченный бесконечным доверием императора? И другие генералы, тоже очень любившие Россию, которые предали Николая II ради блага России и тоже стали заговорщиками?» И вот один из наших старейших историков, с которым мы часто дискутируем (мы с ним оппоненты), вздохнул и сказал примерно то же, что и мы: «Да порулить они все хотели. Порулить». И это было для меня очень драгоценно: здесь мы наконец сошлись в общем мнении.

Друзья, не скучно? Я тут заливаюсь соловьем... Интересно? Потому что только треть пути прошли. Сейчас я вас утомлю, боюсь… Так вот, они действительно любили страну. Они действительно хотели блага. И вот, желая блага стране, от всего сердца, наверное, или от большей части своего сердца, скажем так (своего-то они тоже хотели), они передали в конце концов в октябре страну человеку (из любви к России), который точно и четко определил свое к России отношение: «А на Россию, господа хорошие, мне наплевать» (цитата, В. И. Ленин в разговоре с Георгием Соломоном). От любви к России они передали свою любимую страну прямехонько в руки этого великого, по-настоящему выдающегося страшного человека.

«Благими намерениями дорога в ад выстлана». Эта поговорка русского народа, и не только русского, как нигде и как никогда, стала актуальной именно в этот период – сто лет назад. Говоря о причинах февральских событий, февральского переворота, говоря о его приводных ремнях и его уроках, мы, естественно, не можем не упомянуть о Первой мировой войне.

Первая мировая война – первая гигантская бойня человечества. Миллионы погибших людей. Это был шок для всего мира, в первую очередь европейского, но имеются в виду и Соединенные Штаты, и вся европейская цивилизация. Впервые такое количество смертей. Ведь думали: сейчас повоюем, как всегда, месячишко или два, потом разберемся, что – Германии, что – англичанам... А год за годом, миллион за миллионом смертей... Ужас! Мы даже не можем себе представить, какое психологическое значение имела Первая мировая война для всего мира, как она перевернула весь мир.

Не будем говорить о причинах войны: каждый хотел своего. Надо сказать: при том, что и Россия хотела своего (мы не были белые и пушистые отнюдь), все же, к чести Николая Александровича, он сделал все, чтобы этой войны не было. Именно он инициатор создания Гаагского трибунала, Гаагского суда, Лиги Наций в последующем. И он сделал все, чтобы вести переговоры со своим родственником Вильгельмом, для того что

Источники и ссылки

Комментарии ‘0

Для отправки комментариев необходимо авторизоваться